Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:20 

"Игра в жизнь". Глава 2. Бессилие

nicholya_arden
недобитый автор фундаментального бреда

***

Ничего не происходит случайно, ничего не происходит так, как мы этого хотим и когда мы этого хотим...
Пасмурное холодное утро, такое же, как два года назад. В тот день она узнала будущее, в тот день ее судьба навеки изменилась и приобрела завершенность... В тот день должна была состояться выставка работ выпускников Иллингского художественного колледжа. Тот день, такой же этот ровно два года назад...
В нее по-летнему холодный пасмурный июньский день девушка вышла из дома, держа под мышкой работу для выставки. Прежде, чем работу какого-либо, даже самого талантливого выпускника, вывешивали в галерее колледжа, картину должен был оценить художественный руководитель. Именно поэтому ее настроение соответствовало настроению природы - ее руководителем был Ален Делануа. Девушка даже не надеялась угодить этому привередливейшему из судей. Впрочем, она не пыталась и не намеревалась ему угождать. Она выбрала картину, которую не видел еще никто, кроме ее будущего мужа. Называлась она "Полет в бесконечность". На фоне звездного неба была изображена девушка, стоящая у края пропасти. Душа ее парила меж бездонной пропастью и бездонной чернотой неба. Тонкая фигурка словно замерла в нерешительности. Покой, который могло подарить ей падение в пропасть пугал ее. Покой, которого так жаждала ее измученная душа...
- Чушь! Полнейшая чушь! - воскликнул Делануа. - Скажите на милость, девушка, что такое ужасное вы пережили, что пишете картины с ярко выраженными суицидальными мотивами. Да сколько вы прожили? Всего лет 20! Ах, простите, вам ведь уже 21. Почему у молодежи вашего возраста так часто возникает эта нелепая идея романтизации смерти. В смерти нет ничего прекрасного, поверьте.
- Но, я не искала прекрасного...
- В таком случае вы согласитесь, что созерцание того, что вы называете картиной, не доставит никакого эстетического удовольствия никому.
- Того, что я называю картиной?
- Это не картина, мисс Миллиан. Это самый настоящий мусор!
- Значит мусор?
- Именно так.
Девушка покачала головой.
- Мазня, бред, бездарная чушь, лишенная души, теперь еще и мусор. Вы всегда мастерски умели охарактеризовать мои художественные способности!
- Ваш сарказм ни к чему. Я говорю что вижу. Если вы хотите писать настоящие картины, а не малевать картинки для богатеев вроде вашего Питера Гэйла, то вам следует еще многому научиться...
- Я училась 4 года, месье Делануа и три из них у вас. Терпела все ваши придирки, но и теперь вы говорите, что я ничему не научилась.
- Изобразительному искусству учатся всю жизнь, мисс Миллиан. И не зачем закатывать истерику. Мне ни к чему дешевые сцены женских страданий.
- Вам ни к чему быть преподавателем. Вы не учите, а только придираетесь! Вам все равно как создавалась картина, сколько сил вложил человек в нее, какие чувства при этом испытывал. Вас беспокоит одно - категория эстетичности! Вы навсегда связаны какими-то нелепыми ограничениями, нормами старой школы. Вы не хотите увидеть искусства современности.
- Зато вы, мисс Милилан, мастер находить искусство там, где его нет. Да вы понятия не имеете о том, что такое искусство! Что такое символизм, импрессионизм, сюрреализм. Вы говорите, что мне не стоит быть преподавателем, а почему? Потому, что вы не хотите учиться! Профессор Колтрейн лишь хвалил вас, я же указываю на ваши ошибки. Но вы никак не можете сдвинуться с мертвой точки. Вы замерли, не желая развиваться дальше. Возможно, вам нравится оставаться на уровне детских рисунков, но я, признаться, ожидал от вас большего. Зря. Я сомневаюсь, что из вас получится хоть что-то достойное. Вы вечно витаете в облаках, не желая признать очевидного. Ваши картины так же далеки от совершенства, как Земля далека от Луны. Ваше искусство примитивно настолько, что его даже искусством сложно назвать. А ваши рассуждения, тогда в кафе... У вас логика пятилетнего ребенка. С вами бесполезно спорить, так как вы напрочь лишены рационального мышления!
- А с вами бесполезно спорить потому, что вы упрямы как осел, месье. Вы совершенно не воспринимаете никаких аргументов, противоречащих вашим собственным убеждениям! Спорить вами все равно, что забивать гвозди шляпкой вперед!
Девушка в сердцах стукнула ладонью о деревянную стену декорации, приготовленной для спектакля, который должен был пройти в тот вечер. Кто знает почему из нее торчал гвоздь, но он был на столько длинный, настолько острый и девушка ударила по декорации с такой силой. Что гвоздь пронзил ей ладонь насквозь.
Из раны мгновенно хлынула кровь.
- Спорить все равно, что забивать гвозди шляпкой вперед. Невозможно, - тихо произнесла девушка.
- О, Боже мой! - пораженно ахнул Делануа.
Марина изумленно смотрела на свою ладонь, плохо понимая, что произошло. Она была в шоке.
- Вызывайте скорую! - крикнул профессор студентам, заглянувшим на звуки ссоры. - Черт, где аптечка? - бормотал он, пытаясь перевязать рану носовым платком. - Вы сумасшедшая, мисс Миллиан! Вы хотя бы знаете, что у вас может быть заражение крови.
Ее отсутствующий вид испугал, Делануа.
- Я должен найти бинт. Пойдем. Он в аптечке в соседнем кабинете. Да очнись же ты! - он слегка встряхнул ее за плечи.
- Не смейте прикасаться ко мне, - ее всю передернуло от отвращения.
- Я должен забинтовать тебе руку, понимаешь?
Он сказал это спокойно, почти нежно.
- Сумасшедшая, - тихо добавил он.
- Зануда, - не осталась она в долгу.
+ продолжение в комментах

URL
Комментарии
2005-09-24 в 22:39 

недобитый автор фундаментального бреда
***

Прошел почти год, прежде чем от раны на ладони остался лишь тонкий шрам. Вновь был июнь солнце светило, и душа Марины была наполнена солнечным светом. Все было как нельзя лучше. Контракт с "Paramount" был заключен. Все было, как сказал Питер. Боссы студии настаивали на продолжении ее романа, и были рады назначить ее на должность главного консультанта. Наиболее приятным был тот факт, что теперь она могла постоянно находиться рядом с Питером на съемочной площадке. Их свадьба должна была состояться в конце июня месяца. Она буквально считала дни до заветного 24-ого числа...
Но, как уже было сказано, ничего не происходит так, как мы хотим. Питер, как и многие богатые люди, любил красивые машины. 20-ого июня он как раз приобрел одну совершенно замечательную машину и предложил Марине поехать прокатиться. Она плохо помнила, что именно произошло. Позже ей говорили, что в машине отказали тормоза, и она просто врезалась в грузовик на перекрестке. Ее спас ремень безопасности. Десять дней она была без сознания, а на одиннадцатый, придя в себя, узнала, что Питера больше нет в живых. Он умер в тот самый злополучный день свадьбы 24 июня. Так и не придя в себя...
Узнала она случайно, от Лиллии. Сначала она не поверила. Слова "Питер умер" прозвучали, словно глупая несмешная шутка. Несколько раз ей пришлось переспрашивать, прежде чем она осознала, что именно произошло. Она поняла, что должна заплакать, но не могла. В глазах было сухо. Лишь несколько слезинок скатились по щекам.
- Ты наверно хочешь побыть одна? - спросила Лилли.
- Да, хочу, - только и ответила она.
Едва дверь за Лилли закрылась, слезы хлынули из глаз Марины. Они были странно горькими и лились через силу. Странная мысль о том, что Питера больше нет, казалась чужеродной в сознании. При любой попытке ее принять выстраивался мысленный барьер из бесконечно повторяющейся фразы: "Этого не может быть, этого не может быть, этого не может быть!"
Странно, но ей не хотелось плакать. Пока не хотелось... Многие ночи после были проведены в слезах. Она совершенно отучилась спать ночью. Едва она закрывала глаза, из закоулков сознания выплывал образ смеющегося молодого мужчины лет 30-35. Красивый зеленоглазый мужчина, любивший ее больше жизни и эту жизнь за нее отдавший...
Сейчас, спустя два года после выпуска из колледжа и год после смерти Питера ей казалось, что в тот день, когда гвоздь проткнул ее ладонь, в луже собственной крови она увидела отражение своей смерти. Не смерти Питера, только своей. Он не должен был погибнуть в то июньское утро. Тонкий шрам на локте - след от осколка стекла - вот единственный шрам оставшийся у нее после той аварии. Шрам на локте и разбитое сердце...
Никогда прежде она не чувствовала себя так одиноко как в этот год. И никто в этом не был виноват кроме нее. Так уж случилось, что подруги ее вышил замуж, а видеть чужое счастье, зная, что свое для нее навсегда потеряно, было невыносимо.
Ничего не развлекало ее, ничего не интересовало. Она не могла ни писать, ни рисовать. В ее голове было пусто. Случайные мысли бродили там, наталкиваясь друг на друга, соединяясь в какую-то странно извращенную картину мира, в котором нет места для нее, мира в котором есть любовь и есть счастье, но только не для нее. Она была счастлива год назад. Теперь она сполна расплачивалась за это годом страданий, годом одиночества, годом бессилия. Она была бессильна изменить, то, что уже случилось. Ее руки были связаны могущественной силой Времени, а судьба ее подчинена законам Фатума. Временами ей хотелось выйти на улицу и закричать, чтобы весь мир знал как ей больно. Но миру было плевать на ее боль.
Издатель разорвал контракт с ней после того, как новая ее книжка (сборник стихов) не принесла даже суммы потраченной на ее выпуск. Студия "Paramount" подала на нее в суд, когда по истечении данного ей срока им так и не было предоставлено продолжение романа "Преследуемые". И она не намерена была ничего делать. Она решила ждать смерти, но смерть не приходила. День за днем она просыпалась и жалела, что не умерла во сне. Но вот же странность человеческой натуры, как бы плохо ей не было - она не хотела просто свести счеты с жизнью и не потому, что боялась. Где-то на уровне подсознания ей хотелось жить, как никогда. И все же боль была сильней. Она уходила в это странное состояние, когда мир видится исключительно в темных тонах со странным удовольствием. Перенесенные страдания находили отражение на бумаге. Она писала маленькие стихи на маленьких бумажках и выкидывала, порвав их в клочки ведь никому не было дела до ее чувств. Ей не хотелось ничего делать, но ее фантазия ни на секунду не переставала работать. Иногда она закрывала глаза и видела странную картину все четче вырисовывающуюся сквозь тонкие струи дождя - руки человека, проткнутые спицами, связанные тонкими капроновыми шнурами, слабые обессилевшие руки - ее руки. Она закрывала глаза ладонями и сквозь пальцы ей виделась та улица под проливным дождем и двери Музея Современного Искусства и темный силуэт мужчины, которого она любила. Лишь силуэт потому, что внешность Питера понемногу начала стираться из ее памяти. Она не хотела видеть его фотографии - это причиняло ей невыносимую боль, а ее сознание услужливо избавлялось от всех, как хороших, так и плохих воспоминаний. И вот однажды холодным весенним утром она достала мольберт и краски и запечатлела на холсте свое видение...

URL
2005-09-24 в 23:06 

недобитый автор фундаментального бреда
***

В пасмурное холодное утро 24 июня 1962 года, такое же, как два года назад в день выставки работ выпускников Иллингского художественного колледжа Марина Миллиан отправилась на свою персональную выставку в Музей Современного Искусства. Ей совершенно не хотелось туда идти, он она знала, что если не появится там хотя бы на 5 минут, ей этого не простят те, кто все еще общался с ней, не смотря на все ее "чудачества", и вездесущие журналисты.
Приветствия, скучная болтовня, бесконечные вопросы, утомительно восторженные отзывы. Для общей картины не хватало только группы восторженных поклонников выпрашивающих автографы. Однако данная презентация была закрытой и на ней присутствовала лишь элита. Еще год назад ей нравилось вести светскую жизнь. Яркие безумные вечеринки, вспышки фотокамер общение с людьми, увидеть которых она могла лишь на экране или на страницах газет и обложках глянцевых журналов. Это все, казавшееся таким интересным очень быстро наскучило. Потеряв Питера, она утратила способность чувствовать, став знаменитой, она утратила способность удивляться.
Итак, бесконечная череда людей, желавших поздравить ее с успехом, или каким-либо другим образом завладеть ее вниманием близилась к завершению. Девушка осматривала публику скучающим взглядом. Неожиданно она увидела мужчину стоящего спиной к шумной толпе знаменитостей и представителей СМИ. Это был ни кто иной, как Ален Делануа. Он, казалось, был поглощен изучением картины, существование которой он когда-то оспаривал. Картины под названием "Бессилие".
Марина подошла к нему. Она больше не была его студенткой и могла не бояться его критики, впрочем, она никогда не боялась. Но именно сейчас она не знала что сказать. Все невысказанные обиды забылись. Сейчас это был просто человек, которого она когда-то знала... Но ее миролюбивое настроение мгновенно улетучилось, когда она увидела в его руке сигарету.
- Разве вы не знаете, месье, что в музее запрещено курить? - просила она.
- Разве можно курить не зажженную сигарету? - ответил он вопросом на вопрос. - Значит вот как выглядит та самая картина, о которой вы меня спрашивали.
- И что это, по-вашему? Мазня, бред, бездарная чушь, лишенная души? Или просто мусор?
- Нет. Это определено произведение искусства. Я вижу в этой картине сильное влияние Дали, но характер у этой картины ваш, определенно ваш. В ней отчаяние и разочарование, боль и страх. Это очень автобиографичная, глубоко прочувствованная картина.
- Что вы можете знать об автобиографичности? Если вы судите обо мне по газетным статьям, то вы сильно ошибаетесь.
- Как я могу ошибаться, если знаю вас уже четыре с половиной года?
Он взял ее за руку, коснувшись пальцами тонкого шрама на внутренней стороне ее ладони. Девушка отдернула руку, словно его прикосновение обожгло ее.
- Вы знаете меня четыре с половиной года, из которых мы не виделись два года.
- Ровно два года, - кивнул он.
Он был странно спокоен и улыбчив. Так не похож на того строгого профессора...
- Зачем вы пришли? Хотели убедиться в том, что всегда были правы?
- Нет в том, что был не прав и в том, что вы начнете развиваться хотя бы назло мне.
- Я никогда не делала ничего вам назло.
- Даже то, что вы делали все по-своему, было мне назло.
- Я поступала, как хотела и все. Не делайте из себя моего врага №1!
- Я никогда из себя ничего не делал и не изображал, в отличие от вас. На занятиях вам нравилось разыгрывать непонятого гения, вечерами в клубе вы становились великим философом, для мужчин вы играли роль красотки-соблазнительницы. Меня всегда интересовало, какая вы на самом деле.
- Неужели вас хоть что-то во мне интересовало?!
- Вы удивитесь, если я скажу, что из всех студентов вы были для меня интересней всех?
- Чем? Тем, что я с вами постоянно спорила?
- Разве? - фыркнула девушка. - Должно быть, эта роль удалась мне лучше других!
- Роль? Я не уверен, что это была роль. Вы особенная мисс Миллиан уже потому, что отрицаете это. Разве вам не нравилось, когда вас называли странной, сумасшедшей?
- Может быть, нравилось, когда-то... Но это было очень давно.
- Так странно видеть, что вы отказались от своих убеждений, от ваших слов при вашем упрямстве.
- Я ни от чего не отказывалась.
- Спорите сами с собой. Я всегда утверждал, что женщины сами не знают, чего хотят!
- Я прекрасно знаю, чего хочу. Я хочу, чтобы вы убрались отсюда и не утомляли меня бесполезной полемикой!
- Мне тоже было приятно поговорить с вами мисс Миллиан, - улыбнулся он...

URL
2005-09-24 в 23:21 

недобитый автор фундаментального бреда
***

Она нагнала его уже на улице. Шел дождь. А у нее не было зонтика.
- Послушпайте, месье Делануа. Я не знаю, зачем я это делаю, но я хочу извиниться. Черт... Почему вы не были таким как всегда? Почему вы похвалили мою картину? Вы говорите, что невозможно понять женщину, но вас мужчин тоже не понять. Нет, не подумайте, что я каюсь в том, что было, когда я у вас училась. Сложно было терпеть вас при вашем характере, но сегодня... Я не знаю, черт я ничего не знаю и не понимаю даже того, зачем я вообще стою под проливным дождем и говорю с вами. Ну, почему же вы молчите?!
Неожиданно он схватил ее за руку и, подтянув к себе, поцеловал. Девушка рванулась из сильных мужских рук раз, другой и... ответила на его поцелуй... Ничего в мире не происходит просто так. Этот поцелуй был всего лишь частью Великого Божественного плана. Два таких разных человека целовались под июньским ливнем...
Ладонь мужчины скользнула по ее волосам. Девушка обняла его за шею.
- Почему? - спросила она.
- Ты так красива, - тихо прошептал он вместо ответа. - Жаль, что меня не интересуют женщины.
- Что?!
Счет был 1:0 в пользу профессора.
- Помнишь Джеймса Мердока?.. Он мне не только друг...
- Но зачем было тогда меня целовать?!
Впервые за вечер он погрустнел
- Все так сложно, запутанно... Нам с Джеймсом все сложней скрывать наши отношения. Вот, если бы я женился, все стало бы проще...
Невероятно! Поразительно! Тот, кого не смотря на все отрицания, она некогда считала своим врагом № 1, просил у нее помощи. Пусть в такой несколько странной форме...
- Я не прошу тебя любить меня. Просто помоги мне, а я помогу тебе. Я слышал о твоем конфликте с "Paramount" и твоих финансовых затруднениях. Ты знаешь, что я богат, кроме того, у меня есть связи, я смогу все уладить...
- Значит, вы предлагаете мне сделку?
- Что-то вроде того...
- Я согласна.
- Что?!
- Я согласна! А вы думали, что я откажусь? Только у меня есть одно условие, месье - никакой речи о выполнении супружеского долга.
- Об этом можешь не беспокоиться. Партнеры?
- Партнеры!
Они скрепили рукопожатием договор, даже мысль о котором 2 года назад могла показаться безумием...

URL
2005-09-25 в 13:13 

человек и ОМГ (ц)
Вот это поворот... %))) И что дальше? )))
Но я никак не могу привыкнуть к твоему стилю. Как-то все быстровато уж чересчур. И ты прости, но перемена Делануа мне показалась какой-то... даже не знаю. не поверила я в неё. не знаю.

2005-09-25 в 16:11 

Мегаломаньяк на полставки
Клер Кипли
Ну, быстро и должно быть - это ж не роман в нескольких книгах, а так, рассказик).
А на счет Делануа ни фига. Не переменился он.))) Просто пришел убедиться, что он по-прежнему самый умный.)
Он говорит:
- Нет в том, что был не прав и в том, что вы начнете развиваться хотя бы назло мне.
Хи) Вобщем-то он считает, что это ему она обязана своим триумфом ака персональной выставкой. От скромности на помрет :-D
Короче говоря, чтобы понять что к чему нужно знать весь текст :attr: :gigi:

2005-09-25 в 16:20 

человек и ОМГ (ц)
Seiichiro Tatsumi
Хм. Да, наверное, нужно читать целиком. Просто как-то так... сразу целоваться, причем чтобы гей полез... ))

2005-09-25 в 17:25 

Мегаломаньяк на полставки
Клер Кипли
Мыслишь в верном направлении))) :eyebrow:

2005-09-25 в 21:18 

человек и ОМГ (ц)
Seiichiro Tatsumi
...а в конце он поймет, что был неправ, в душе он натурал и поменяет ориентацию?

2005-09-25 в 21:50 

Мегаломаньяк на полставки
Клер Кипли
Угу, прям щаз все так сразу и расскажу :evil:

2005-09-25 в 22:41 

человек и ОМГ (ц)
Seiichiro Tatsumi
Бяка %)))

2005-09-25 в 23:18 

Мегаломаньяк на полставки
Да я такая! :tease4:

2005-09-28 в 17:50 

Да вы понятия не имеете о том, что такое искусство! Что такое символизм, импрессионизм, сюрреализм.
И я плохо представляю различия...вот незадача! Ну че, сразу вешаться или погодить пока?
Кстати, картина, мне кажется, довольно интересная. И вовсе не о смерти там речь!

Она буквально считала дни до заветного 24-ого числа
символично. И я именно до 24-го дни считаю :)

а на одиннадцатый, придя в себя, узнала, что Питера больше нет в живых.
Зачем парня убила???!!!! Жестокая кусачка! *ну так возмущена, так возмущена*


Перенесенные страдания находили отражение на бумаге.
мда, крайне редко люди пишут, когда счастливы.

Жаль, что меня не интересуют женщины.
Упс! *звук падающего тела...несколько раз подряд :-D *

перемена Делануа мне показалась какой-то... даже не знаю. не поверила я в неё. не знаю.
да он такой и был, просто не раскрывался.
И потом, здесь же уже сколько времени прошло, просто оно не описано, не в один же день все случилось...
По поводу "быстро", это все напоминает такие зарисовки из жизни.
Посмотрим, чем дело кончится :)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

«Moya Hata»

главная